Главная » Пресса » Интервью журналу "Джаз.Ру"

Интервью журналу "Джаз.Ру"

Вы только что вернулись из студии — значит, идёт работа над каким-то альбомом?
Да, я участвовал в записи альбома, но не своего проекта, а проекта саксофониста Алекса Новикова. Я его музыкальный руководитель, а иногда ещё и руководитель эстрадно-симфонического оркестра, который выступает вместе с ним.

Расскажите сначала о себе: вы выросли в интересной музыкальной семье...
У меня старинная музыкальная династия, которая продолжается с 1870-х годов. Все мои прадеды, деды, отец и мама в том числе, - все имеют музыкальные корни и всю жизнь занимались музыкой — классической, правда. Мои родители были педагогами, мама — по вокалу, отец — по хоровому дирижированию. Представители династии Агафонниковых в основном работали в церкви: отец регентовал, то есть был руководителем церковного хора, и мама всегда была при нём, пела и преподавала пение. Мои прадеды, Владимир и Николай, были как представители духовенства расстреляны в 1937 году на Бутовском полигоне — сейчас на этом месте установлена мемориальная доска, на которой есть их имена.

Наверняка богатое семейное прошлое создавало особую среду в ваши детские годы...
Да, отец начал учить меня играть на фортепиано, когда мне было 7 лет. И уже на второй год домашнего обучения я мог играть пьесы, которые разучивают на втором курсе училища. Дома у нас часто проходили своего рода посиделки: приезжал брат отца, Юрий Владимирович, — он около сорока лет проработал звукорежиссёром в «Останкино» — и мы  устраивали музыкальные вечера. У меня было ещё два двоюродных брата — к сожалению, никого из них не осталось в живых: и братья, и дядя рано ушли из жизни. Но в те годы они часто приезжали в гости, а там, знаете, как это бывает: «Ну, давай, Вовочка, теперь ты нам сыграй». Мне кажется, что когда твоё детство так явно наполнено музыкой, сложно даже сказать, сам ты проявляешь к ней интерес или это просто для тебя — повседневность. На самом деле, я вообще не хотел заниматься, учился фактически из-под палки. Отец всегда строго подходил к этим вопросам, а мама — защищала. Отец говорил: «Он талантливый парень, но очень ленивый». И вот пришло время поступать в музыкальную школу. Я уже к тому времени играл сложные пьесы, и мы надеялись, что меня возьмут хотя бы на второй курс музыкальной школы. Но, к сожалению, в те советские времена это было невозможно, и меня посадили в первый класс. Там я моментально разучился играть — всё забыл просто. Но тем не менее, именно в музыкальной школе, годам к одиннадцати, я понял, какую именно музыку хочу играть.  Мне повезло, что моим педагогом оказался мужчина: его звали Павилович Александр Александрович. Во время занятий мы делали маленькие перерывы, а в классе обычно стояло два фортепиано, и пока я отдыхал, он садился за инструмент и начинал играть интересные секвенции и аккорды. Тогда я не понимал, что это называется джазом. Я подсмотрел у него один аккорд, запомнил его и подумал: «Вот это — музыка! Вот чем я буду заниматься».  Было время, когда я мог вылететь из музыкальной школы, потому что мне совершенно не хотелось учиться. Хотелось играть в футбол, как и всем...

Но как вы поняли, что музыка — это ваше призвание?
В школе — ещё общеобразовательной — мной был создан школьный ансамбль. Свою музыку я начал писать ещё лет в 11-12. У нашего басиста был ключ от актового зала, и мы проводили там каждое воскресенье, с десяти утра до десяти вечера. А однажды девочка, которая пела в школьном ансамбле, познакомила нас с одним парнем, он играл джаз на гитаре. Его звали Виктор, он был больших размеров, занимался одновременно и музыкой, и каратэ, и йогой, и всем чем угодно. В то время о джазе он знал намного больше меня и даже кое-чему меня научил — аккордам, импровизации. И мы в домашних условиях записывали на кассеты «Desafinado» Жобима, «Can’t Buy Me Love» The Beatles в джазовой обработке, «Take Five» Брубека... Так я окончательно определился со своими интересами, несмотря на то что вся моя семья занималась классической музыкой.

Вы продолжили своё образование?
Я окончил училище (ныне Государственный музыкальный колледж им. Гнесиных — прим. автора), потом пошёл в армию.Самое интересное, что после армии я поступил в медицинское училище, получил фельдшерское образование. Даже три года проработал на 13-й подстанции скорой помощи. А в музыку меня вернул мой товарищ, всё произошло случайно. Он позвонил мне и сказал, что есть место на клавишных в ресторане. На то время — это был 93 год — там платили больше ,даже обеды давали. И тогда я прямо на машине скорой помощи поехал на прослушивание. Я снял халат, сел за рояль, имне сказали, что уже в тот же вечер надо выходить на сцену. Я объяснил, что вечером не могу, потому что у меня сутки заканчивались только на следующий день. Но мы договорились, что я выхожу на работу завтра. На утро, сдав свою смену на скорой, я подошёл к заведующему с заявлением об увольнении, но он обозлился на меня и сказал, что я буду отрабатывать две недели по КЗОТу. Я не мог оставаться ещё на две недели, и в итоге меня уволили по 33-й статье за прогул. Так что начиная с 1993 года я постоянно занимаюсь музыкой.

А когда появились ваши первые проекты?
В том же 1993 году на фирме грамзаписи «Мелодия» вышел диск моей группы «Пижон & Co». Мой брат, Олег Агафонников, играл в этом проекте на барабанах, он же и пел. Вскоре нас пригласили на телевидение, на программы «Шире круг» и «Вечернее музыкальное кафе». Кстати, в то же время я работал тапёром в кафе «Маргарита» на Патриарших прудах, и однажды туда пришёл один человек, который пригласил меня и саксофониста для работы в новом ночном клубе «Арлекино». Это был самый первый развлекательный центр в Москве. Там у нас была джазовая программа, и за два года работы я успел поиграть с большим количеством хороших музыкантов. Мы работали каждую ночь, практически без выходных. Но вы знаете, музыканты долго не задерживаются в одном клубе... Так некоторое время я проработал с разными составами, был таким вольным художником — как и каждый музыкант, наверное. И бывают такие периоды в жизни, когда заработка практически нет, или его очень мало. В такой вот период один мой друг попросил меня помочь ему с работой: он занимался поставками кондитерских изделий из Москвы в Екатеринбург. Оттуда приезжала фура, её загружали печеньями, она ехала обратно. Моя работа заключалась в том, что я считал коробки по накладной, и почти год я проработал курьером. Надо было так случиться, что за год один единственный раз не пришла машина и у меня образовался выходной. В этот же день мне позвонил мой хороший знакомый, гитарист, и пригласил меня съездить на прослушивание к Тамаре Гвердцители, которая только вернулась из США и набирала группу. Машина из Екатеринбурга таки не пришла, и у меня появилась возможность съездить на прослушивание — а уже через два дня я улетел с Тамарой Гвердцители на гастроли. Началась загруженная гастрольная жизнь, так я и проработал семь лет. А когда я перестал работать с Народной артисткой, я и подумал о создании своего проекта — так появился Агафонников-бэнд. Название у него такое не потому, что это моя фамилия, а потому что в нём ещё участвует мой брат. Вообще я хотел привлечь всех своих братьев и сестёр, но не получилось в итоге.
Мы сделали программу, в которой был и джаз, и фьюжн, и латино, и фанк-музыка. Она называлась «Музыкальная коллекция», и играли мы не собственные композиции, а кавер-версии. В основном это были каверы на песни Эла Джерро. Так мы выступали по разным московским клубам, а в 2006-м году поехали на фестиваль «Джаз Коктебель», где играли натой же сцене, что и гитарист Стэнли Кларк.
Потом мы стали работать в несколько усечённом составе, но уже с другой программой: она стала более инструментальной, и играем мы в основном авторскую музыку. Сейчас Агафонников-бэнд работает в вокальном квартетном варианте: я на клавишных, Виктор Пономарёв на басу, Эдуард Лаубингер на барабанах. Причём на вокале у нас - джазовая певица Анастасия Пугач, она в своё время работала и с Игорем Бутманом.
В октябре выходит мой первый сольный альбом «Волшебство в Рождество», который я записал с замечательными музыкантами: саксофонистом Михаилом Савиным, трубачами Владимиром Галактионовым и Вадимом Зайдиным, бас-гитаристом, Алексеем Заволокиным и барабанщиком Эдуардом Петрухиным. Альбом уже записан, пока продаётся только в интернете, но скоро выйдет и физически на лейбле WWW Records. На заглавную композицию, кстати, снят клип, его крутили по телеканалу «Столица» почти полгода.
Музыка с альбома написана в разное время: композиция «Bossa Love» вообще появилась в 1993 году, и именно с ней, кстати, нас пригласили на «Вечернее музыкальное кафе». Но поскольку сейчас уже другой век на дворе, мы её переаранжировали по-новому. На альбоме, кстати, будет несколько песен как в инструментальном варианте, так и в вокальном.

А вы как лучше слышите собственную музыку — инструментально или с вокалом?
Нельзя так сказать, инструментально или вокально, — всё интересно. Вообще я квартетный музыкант, мне всегда удобно работать в квартете. Во-первых, это немного раскрепощает мышление, потому что если, скажем, ещё привлекать гитариста в коллектив, то часто возникают гармонические конфликты. А когда ты работаешь в одиночку как гармонический инструмент, то у тебя более обширное поле для фантазии, ты можешь придумать что-то новое в следующую же секунду.

В каком направлении вы планируете двигаться дальше?
Ну, сейчас выйдет диск, это уже определённая планка. С ним будет связано много работы. Думаю, что мы обязательно организуем презентацию этого диска, поедем на гастроли с новой программой... А дальше — будем думать.
Сейчас у меня много времени уходит на проект с Алексом Новиковым. На первом альбоме Алекса 90% музыки — моегоавторства. К тому же мы часто выступаем вместе. Агафонников-бэнд вместе с Алексом Новиковым уже выступали с Джорджем Бенсоном на одной сцене. Для меня это было знаковое событие! Можете себе представить: в детстве я слушал записи Бенсона в наушниках, а тут мне не просто удалось выступить с ним, но и лично пообщаться, сидеть в ресторане за одним столом, разговаривать с ним о музыке!.. Тем же составом мы, кстати, выступали и с гитаристом Френсисом Гойей. И это большая честь для нас играть на одной сцене со звёздами такой величины.

Журнал "Джаз.Ру" декабрь 2010